Современные ландшафты Азии

курсовая работа

2.1 Климатические колебания и процесс преобразования ландшафтов

В Азии на протяжении верхнего плейстоцена и голоцена отмечались неоднократные чередования эпох увлажнения и аридизации, которые были связаны с ледниковыми и межледниковыми эпохами северной периферии евроазиатского континента. Чередование оледенений и межледниковий в высоких и умеренных широтах на фоне низкотемпературного режима, установившегося к плейстоцену, приводило к существенной перестройке зональной структуры ландшафтов. В Евразии изменения климата нарастали с юга на север, а также от восточных секторов к западным [15], поэтому можно считать, что наиболее динамичные изменения климата в зарубежной Азии происходили в умеренном и субтропическом поясах. Тропические широты также испытывали периоды большей или меньшей увлажнённости, которые иногда сопровождались коренной сменой зональных инвариантов ландшафтов. Как правило, колебания границ природных зон были более сглажены по сравнению с изменениями климата. Для достижения нового квазиравновесного состояния природным комплексам требовалось не менее нескольких сотен лет.

Исследования последних десятилетий в области палинологии, стратиграфии, радиоуглеродного датирования позволяют по-новому представить картину развития природы Азии на протяжении верхнего плейстоцена и голоцена (нижняя граница голоцена, согласно VII Конгрессу ИНКВА, проводится на уровне 10 тыс. лет назад). Изменения основных климатических параметров, в частности увлажнения, протекали несинхронно в разных географических поясах и зонах. Поэтому традиционное хронологическое деление голоцена, разработанное для Европы, в Азии применяется редко из-за значительных расхождений в датировках климатических событий в разных регионах. Рассмотрим, как в конце плейстоцена и в голоцене климатические колебания отразились на дифференциации ландшафтной структуры крупных регионов Азии.

Ландшафты тропиков (кроме экваториального пояса), как показывают современные исследования, претерпевали довольно существенные изменения под влиянием глобальных климатических процессов. Установлено, что климат муссонных тропиков Азии (субэкваториальный пояс) становился более влажным в периоды глобального потепления, а ледниковые эпохи отличались усилением засушливости.

Снижение приземных температур в ледниковые эпохи приводило к уменьшению осадков в результате ослабления и смещения на юго-восток летнего муссона.

В верхнем плейстоцене в муссонных тропиках Южной Азии отмечался цикл засушливости, вследствие чего произошла аридизация тропических ландшафтов, максимум которой совпал с максимумом последнего вюрмского оледенения 20-18 тыс. лет назад. В период послеледникового потепления (15-14 тыс. лет назад) отмечалось некоторое увеличение осадков и ослабление эоловой активности на северо-западе Индии.

В начале голоцена в регионе установилась влажная фаза, отмечалась активизация юго-западного муссона и продвижение летнего муссонного потока далеко на запад. 10-9,5 тыс. лет назад в Южной Азии преобладал чрезвычайно влажный климат, осадки превышали современные на 200-250 мм. В пустыне Тхар были закреплены дюнные пески, господствовала мезофильная растительность, уровень озер поднялся на 20 м. На побережье Индостана отмечалось усиленное развитие мангровых лесов.

Период 9,5-5 тыс. лет назад характеризовался менее влажным климатом, приближающимся к современному. Периоду климатического оптимума (5500-3800 лет назад) было свойственно высокое увлажнение, главным образом, за счёт большей доли зимних осадков. Атмосферное увлажнение даже в пустынях на северо-западе Индийского субконтинента превышало 500 мм в год. Климатический оптимум голоцена в бассейне Инда совпал с развитием земледельческой цивилизации Мохенджо-Даро и Хараппы. На Декане гумидный климат господствовал между 10,5 и 4,5 тыс. лет назад, что подтверждается интенсивным врезанием рек и формированием террас.

В период между 3,8-3,5 тыс. лет назад в семиаридных районах Индии возросла засушливость климата, сопровождавшаяся исчезновением мезофильных видов. С этого времени вновь началось развевание песков, обмелели озера, понизился уровень грунтовых вод. Существенно изменился характер гидросети: некоторые реки пересохли (р. Гхаггар на Индо-Гангском междуречье) и полностью исчезли (мифическая река Сарасвати, впадавшая когда-то в Инд). 3,5 тыс. лет назад началось некоторое иссушение климата на полуострове Индостан и в ряде районов Индокитая, которое привело к смене полувечнозеленых лесов листопадными лесами и формациями редколесного и саваннового типа. Усиление засушливости климата позднее отмечалось также и в других районах муссонных тропиков, в частности в Африке, что позволяет говорить о региональном характере этого процесса.

Позднее, около 1,5 тыс. лет назад, увлажненность несколько возросла, что определенно зафиксировано в горном массиве Аравалли и прилегающих районах. Здесь отмечалось возрождение речной сети, замена ксерофильных сообществ мезофильными. В дальнейшем в Южной Азии не происходило существенных изменений климата.

Изменения климатической обстановки зафиксированы в Гималаях и Каракоруме по наступлению горных ледников. Они отмечались 9000-4600, 3700-3100, 2700-2100, 1700-1500 л. н., а также около 1200-950, 800, 550, 400-100 лет назад. В эти периоды происходила миграция растительных поясов вниз по склону. В малый ледниковый период (XV-XIX вв.) снеговая линия в Гималаях и Тибете опускалась на 100-150 м, отмечалось наступание горно-долинных ледников, снижалась водность рек. Голоценовые колебания оледенений этой горной области Азии за последние 8000 лет в общем синхронны с колебаниями ледников в Альпах.

В Индокитае климатические колебания позднего плейстоцена-голоцена сопровождались сильными изменениями береговой линии. Так, в поздневюрмское время (21-18 тыс. лет назад) береговая линия располагалась на глубине 120 м, что привело к образованию огромной осушенной равнины с густым эрозионным расчленением. Тогда полуостров Индокитай был соединен огромным сухопутным мостом с островами Юго-Восточной Азии и Австралией, по которому происходил активный хозяйственный и культурный обмен, формировался особый этнос региона. В раннем голоцене (с 10,3 тыс. лет назад) климат стал более тёплым и влажным, началась морская трансгрессия. Её максимум пришёлся на атлантический период (6-4,4 тыс. лет назад), когда уровень Южно-Китайского моря поднялся на 3-4 м выше отметок современных высоких приливов. Море ингрессировало на расстояние 150-200 км вглубь Индокитая по долине Меконга и впадине озера Тонлесап. В среднем голоцене (5,8-5 тыс. лет назад) оформились современные границы этого озерного бассейна. В позднем голоцене регрессия моря продолжалась [27]. Дальнейшие изменения палеогеографической обстановки в Индокитае связаны с незначительными климатическими колебаниями, которые приводили к увеличению повторяемости сухих лет и снижению водности крупных рек.

Иная картина климатических изменений в голоцене была характерна для аридных ландшафтов тропического пояса на Аравийском полуострове. На юге Аравийского полуострова (пустыня Руб-эль-Хали, горы Йемена и Хадрамаут) начало голоцена ознаменовалось засушливым климатом, который сменился около 9 тыс. лет назад периодом повышенной увлажнённости. В это время в пустыне Руб-эль-Хали в понижениях были широко развиты озерные осадки, радиоуглеродное датирование которых во впадине Мундафан позволило выделить период с высоким стоянием воды от 9 до 6 тыс. лет назад. Во влажные периоды плейстоцена и голоцена сформировалась разветвлённая сеть вади (сухих долин), крупнейшие из которых имеют длину сотни км. Таким образом, климатический оптимум голоцена продолжался здесь до 6 тыс. лет назад, после чего установился аридный климат, близкий современному [1]. На Аравийском полуострове получили распространение процессы аридного рельефообразования, происходила миграция сахарских видов флоры и фауны.

Несколько иначе протекали климатические процессы на севере Аравийского полуострова и в странах Восточного Средиземноморья в субтропическом поясе, где они восстановлены на основе палеогеографических исследований уровня Мёртвого моря. Начало голоцена ознаменовалось здесь господством влажного климата. В это время отмечалась трансгрессия Мёртвого моря, степная растительность вытеснялась лесными зарослями. На рубеже 6,8-6,5 тыс. лет назад установилась аридная фаза. Около 5 тыс. лет назад на непродолжительное время наступил влажный климатический интервал, за которым последовала длительная засушливая фаза с усилением аридности около 4,3 и 3,1 тыс. лет назад. Около 800 лет назад началась стадия относительного увеличения увлажнённости территории.

Сопоставление влажных и засушливых фаз Аравийского полуострова с глобальными климатическими эпохами обнаруживает корреляцию влажных фаз (плювиалов) на севере с периодами похолоданий, а на юге - с периодами потепления. Так, во время глобального потепления климата субтропические центры высокого давления смещались в более высокие широты, усиливая аридность в присредиземноморских районах, в то же время на юге Аравии активизировался циклогенез и сюда смещалась внутритропическая зона конвергенции, приносившая муссонные дожди. Смещение к экватору при планетарном похолодании субтропической области высокого давления приводило к сужению сферы влияния муссонной циркуляции и вследствие этого - к аридизации климата и усыханию водоёмов.

Наибольшая эволюционная мобильность ландшафтов тропиков и субтропиков на протяжении голоцена была характерна для аридных и семиаридных областей, ландшафты которых в целом довольно молоды. Так, перестройка структуры ландшафтов засушливых тропиков проходила повсеместно по крайней мере до 3000 лет назад. Остаточные признаки плейстоценовых и голоценовых колебаний климата до сих пор играют важную ландшафтообразующую роль, а также определяют характер современных природных и природно-антропогенных процессов. Так, современное опустынивание во многих случаях идёт по «следам» более обширного позднеплейстоценового опустынивания ландшафтов. Ландшафты, сохраняющие с той поры реликтовый эоловый рельеф, солевые коры, повышенную минерализацию подземных вод значительно быстрее и легче подвергаются процессам деструкции, чем ландшафты, которые в прошлом не подвергались аридизации.

Большей древностью и устойчивостью отличаются ландшафты переменно- и постоянно-влажных тропиков Азии. Так, ландшафты переменно-влажных лесов можно считать относительно устойчивыми с начала голоцена, так как колебания климата приводили здесь лишь к внутризональному изменению некоторых компонентов ландшафтов (перестройке гидроморфных групп, изменению соотношение мезофитов и ксерофитов и т.д.).

В конце плейстоцена и голоцене на Востоке Азии, в Китае также имели место существенные изменения климата. 50-25 тыс. лет назад отмечалась умеренно влажная стадия климата, 25-10 тыс. лет назад - холодная и сухая, соответствующая последнему (вюрмскому) максимуму оледенения. Этот период характеризовался активным развитием оледенения в горах Центральной Азии (ледниковые отложения датируются 20-15 тыс. лет назад), интенсивной аккумуляцией лёссов и увеличением площадей пустынь в Северном Китае. В ледниковые эпохи Северо-Восточный и Восточный Китай находился в перигляциальных условиях, что подтверждается широким развитием лёссовых отложений, сохранностью древних реликтовых форм высших растений, характером погребённых почв и т.д.

Климатические колебания голоцена сопровождались на востоке Азии перемещением границы умеренного и субтропического поясов. С начала голоцена на востоке Китая установился умеренно влажный и тёплый климат. Последний климатический этап - неогляциал (с 5 тыс. лет назад) - характеризовался увеличением нестабильности климата. Общая тенденция климатических изменений была направлена в сторону похолодания, тёплые периоды становятся короче. Китайские климатологи выделяют несколько периодов климатических изменений. 5-3 тыс. лет назад на востоке Китая отмечался период климатического оптимума. Среднегодовые температуры были на 2-3° выше современных, выпадали обильные осадки. Граница субтропического пояса проходила севернее Хуанхэ. В лесах умеренных широт господствовали широколиственные леса из дуба, вяза, ореха, а в субтропиках - вечнозелёные леса. Период климатического оптимума совпал с развитием древней земледельческой цивилизации Яншао, процветавшей в долине Хуанхэ. На северо-востоке Китая климатический оптимум отмечался раньше - с 7 до 3 тыс. лет назад.

Около 3-2,85 тыс. лет назад на востоке Китая начался холодный период. В 903 и 897 гг. до н.э. были зафиксированы сильные морозы на р. Ханьшуй, а также отмечалось несколько засух. Граница субтропического пояса сместилась далеко на юг и располагалась к югу от долины Янцзы. 2850-2000 лет назад началось потепление климата. В это время в провинции Шаньдунь зафиксировано отсутствие снегового покрова, в литературных хрониках упоминаются заросли бамбука и других субтропических видов, произраставших там. В начале н.э. - 600 гг. тёплая фаза сменилась похолоданием. Залив Бохайвань покрывался льдом, средние температуры были ниже современных на 2-4°. В 600-1000 гг. наступил тёплый период. На северных склонах хребта Циньлин произрастали цитрусовые, а вегетационный сезон был длиннее современного. С 1000 до 1200 гг. вновь отмечался холодный период. Озеро Тайху покрывалось в зимний сезон льдом. 1200-1300 гг. отмечалось кратковременное потепление. С 1400 г. установился холодный период. В 1470-1890 гг. климатологи выделяют в Китае Малый ледниковый период. Максимум похолодания зафиксирован в 1650-1700 гг., в это время замерзали реки Ханьшуй, Хуанхэ, озера в бассейне р. Янцзы (Тайху, Дуньтинху, Поянху). Южная граница снегового покрова достигала северного побережья о. Хайнань. В Малом ледниковом периоде отмечалось несколько тёплых перерывов - в XVI - начале XVII вв., а также в конце XVIII - начале XIX вв. Последний тёплый период начался в XX в.

Периоды похолодания отличались наибольшей пространственной неоднородностью климатических условий [10]. Как правило, периоды похолоданий в Китае сопровождались усилением засушливости, частыми пыльными бурями и засухами в основных земледельческих областях. Совпадение периодов холодных и очень холодных зим с сильными засухами в летний сезон и уменьшением водности рек резко снижали урожаи и приводили к массовому голоду. Все холодные периоды характеризовались замерзанием рек и озёр и появлением мощного снегового покрова (до нескольких десятков см) к югу от Янцзы. В тёплые эпохи снег здесь не выпадал. Известны поэтические описания мандариновых садов, произраставших к северу от Янзцы вплоть до долины Хуанхэ.

По мнению климатологов Китая, исходный центр климатических колебаний располагался в юго-восточных районах Тибета. Согласно историческим данным, подтверждённым инструментальными наблюдениями, потепление и похолодания начинались в этом регионе ранее, чем на востоке Китая, а затем распространялись на север и восток с временным сдвигом в 10-50 лет.

По материалам исследований озёр Центральной Азии (Синцзян - Уйгурский автономный район) для аридных районов умеренного пояса установлена чёткая корреляция холодного и влажного климата с ледниковыми эпохами и тёплого и засушливого климата с межледниковьями. Аналогичная зависимость установлена для Монголии и прилегающих территорий северо-восточного Китая.

Резкий перелом климатических условий - смена холодного климата тёплым и сухим - произошёл в период 11150 ± 150 лет назад. Он установлен по радиоуглеродному датированию озёрных отложений в Хангае, Дархатской котловины и Монгольском Алтае. В это время отмечалась деградация лесной растительности, широкое распространение сухих злаковых степей [2]. 10-8 тыс. лет назад в условиях более влажного, по сравнению с предыдущим периодом, климата начинается новое обводнение озёр, расширение лесных площадей. В Хангае преобладали ландшафты олуговелых горных степей и лесостепей. Но в целом первая половина голоцена ознаменовалась преимущественно степным характером ландшафтов Монголии.

Исследования котловины Больших озёр в МНР показали, что в середине голоцена (период климатического оптимума в Восточном Китае) отмечалось усиление аридности климата и регрессия озёр, а со второй половины голоцена - увеличение увлажненности и трансгрессии озёр. Соответственно менялась облесенность гор, которая уменьшалась в тёплые и сухие периоды и возрастала в холодные, но влажные годы [4].

В период 8-4 тыс. лет назад произошло расширение литоральной зоны водоёмов, в пыльцевых спектрах возросла доля древесных пород, в том числе ели и сибирского кедра, уменьшилась роль злаков. С этим влажным и прохладным периодом связывают климатический оптимум голоцена в Монголии, приблизительно совпадающий с атлантическим периодом. Первая половина атлантического периода (8-6 тыс. лет назад) была сухой, о чем свидетельствует накопление песчаных наносов в Восточном Хангае и равнинах Восточной Монголии. С 6 до 4 тыс. лет были более влажными: в это время на равнинах Восточной Монголии формировались тёмноцветные связнопесчаные почвы, на горных склонах накапливался щебнистый пролювий. Последние 4 тыс. лет рассматриваются как период усиления континентальности и аридизации климата, деградации лесов и общего остепнения Монголии. Так, 3,8-3,6 тыс. лет назад отмечается погребение почв эоловыми наносами на востоке Хангая [5]. Эта фаза продолжалась около 300 лет, а ей на смену пришла фаза повышенного увлажнения. 2,1 тыс. лет назад наступил сухой период (субатлантическое время). Период высокого атмосферного увлажнения в Монголии был сравнительно коротким (его длительность 1500 лет) эпизодом среднего и позднего голоцена. В субатлантический период отмечались короткие влажные и сухие вековые периоды продолжительностью 250-550 лет каждый. В историческое время отмечались незначительные флуктуации природной среды. Установлено увеличение аридизации климата Монголии с конца XIII в. по конец XVI в. [2].

Таким образом, колебания климата в Восточной и Центральной Азии в голоцене были весьма существенными и протекали асинхронно в разных частях региона. Региональное проявление имели климатические изменения в XIII-XIV и XVIII вв. (похолодания малого ледникового периода) и VI-IХ вв. (потепления малого климатического оптимума). Они обусловливали заметные изменения в развитии Китайской цивилизации, набеги кочевников из Центральной Азии и вели к усилению или ослаблению антропогенного воздействия на природную среду.

Итак, изменения климата в голоцене в Азии определялись перемещением основных зон циркуляции: западного переноса, пассатной и муссонной, зависящих от распределения основных барических центров. Практически везде проявилась влажная фаза голоцена (климатический оптимум), которая не совпадала по времени в разных географических поясах и зонах. За оптимумом голоцена следовал период повышенной неустойчивости климата, который в наибольшей степени проявился в маргинальных семиаридных (Передняя Азия) и субгумидных (Восточный Китай) областях.

Таким образом, современные ландшафты Азии характеризуются сложной метахронной и полигенетической структурой, наследующей остаточные черты прошлого развития, которые в свою очередь определяют тенденции развития и устойчивость природных ландшафтов. Низкая степень устойчивости к внешним воздействиям, в целом характерная для природных комплексов, в полной мере проявилась в голоцене, когда важным фактором изменения природной среды Азии стала деятельность человека.

3. Современные ландшафты Зарубежной Азии

3.1 Категории современных ландшафтов Азии

Изучение ландшафтов, в той или иной степени преобразованных деятельностью человека, и их классификация содержат в себе ряд методических трудностей. Они связаны с многообразием подходов и принципов классификации современных ландшафтов. Ещё Л.Г. Раменский в 1935 и 1938 гг., положивший начало изучению взаимодействия природной среды и хозяйства, говорил о культурных модификациях природных типов земель. Важнейшим свойством модификаций была признана их «практическая обратимость», т.е. способность возвращаться к исходному типу земель [21].

Важное место в теории современного ландшафтоведения занимает концепция природно-производственных комплексов или геотехнических систем [20; 22], и в том числе агроландшафтных систем [19; 25]. В её основу положен системный подход, позволяющий учитывать вещественно-энергетические связи, а также связи управления между блоками систем - природным и производственным (антропогенным). На этой основе были созданы концептуальные модели агроландшафтной системы пахотного и пастбищного типа.

Ключевое место в исследованиях современных ландшафтов занимают разработки в рамках структурно-динамического направления ландшафтоведения. Важное место в них отводится временным изменениям природных процессов и геосистем. Так, динамический подход предполагает выявление генетической связи современного состояния ландшафтов с их исходным инвариантом [26; 16; 7]. Современные ландшафты можно рассматривать как стадиальные смены природного инварианта (длительно-производные или эфемерные, по Исаченко), обусловленные хозяйственным воздействием и процессами деградации и восстановления, протекающими в ландшафтах. Поэтому выделение современных ландшафтов, (в некоторой степени условное), производится, как правило, в границах природных комплексов. При этом каждому виду природных ландшафтов отвечает свой генетический ряд (или серия) условно-коренных и производных геосистем. Все современные ландшафты, находящиеся на разных стадиях антропогенной трансформации, характеризуются различными изменениями структуры биоты, абиотических компонентов, биологического круговорота и т.д.

Современные ландшафты трактуются как «сложные природно-антропогенные мозаики» [12]. При этом более подвижные границы антропогенного происхождения опираются на «каркас» относительно устойчивых природных границ. Современные ландшафты рассматриваются как определённые участки земной поверхности со структурно-упорядоченным сочетанием природных и хозяйственных компонентов, которые благодаря тесному взаимодействию образуют относительно целостные и устойчивые во времени территориальные системы.

Основным принципом, лежащим в основе создания карт современных ландшафтов, является отражение динамических трендов их развития. Все современные ландшафты по степени изменения можно подразделить на две большие группы - условно-коренные и природно-антропогенные. В зависимости от степени изменения природного блока все природно-антропогенные ландшафты подразделяются на вторично-производные, антропогенные модификации и техногенные комплексы (рисунок 2).

Рисунок 2 - Категории современных ландшафтов

Степень изменения современных ландшафтов определяется по глубине трансформации растительности, как более подвижного компонента, а также по интенсивности и территориальному распространению форм хозяйственного воздействия (земледелия, пастбищного, лесного хозяйства и др.).

Условно-коренные ландшафты распространены в районах с очаговым и крайне экстенсивным хозяйственным воздействием, при котором незначительные изменения не превышают порога устойчивости геосистем. В зарубежной Азии условно-коренные ландшафты сохранились в труднодоступных областях (обычно в горах), а также в ландшафтах крайне неблагоприятных для хозяйственной деятельности (в зоне гилей, в районах распространения солончаков, пустынь и т.д.).

Остальные категории современных ландшафтов можно считать переменными, производными состояниями коренных природных ландшафтов. Все они в широком смысле слова являются природно-антропогенными образованиями, в которых «структура, динамика, функционирование в немалой степени изменены и предопределены более или менее длительным взаимодействием человека с природой» [17]. Такие ландшафты, за небольшим исключением, доминируют во всех поясах и зонах зарубежной Азии.

Вторично-производные ландшафты обязаны своим происхождением экстенсивному антропогенному воздействию - перевыпасу, выжиганию растительности, периодической распашке и т.д., в результате которых происходит нарушение природных систем. Но в дальнейшем, после прекращения антропогенного воздействия такие геосистемы развиваются по природным законам. К ним относятся вторичные леса, саванны, редколесья и кустарники (маквис, гарига), антропогенные пустыни, испытывающие слабые эпизодические или сезонные антропогенные нагрузки. Внешне они мало отличаются от естественных природных комплексов, хотя часто имеют более ксероморфный облик.

Антропогенные модификации ландшафтов в функциональном плане можно рассматривать как природно-производственные геосистемы, состоящие из природной и производственной (хозяйственной) подсистем. Это сильно измененные природные комплексы, которые подвергаются прямому хозяйственному воздействию. Набор и география антропогенных модификаций в целом носят зональный характер. В зарубежной Азии наибольшее территориальное распространение имеют полевые, полевые орошаемые (агро-ирригационные), садово-плантационные, пастбищные и лесохозяйственные модификации ландшафтов, а также их сочетания (пастбищно-полевые, лесо-полевые, лесо-плантационные и др.). Они доминируют не только на равнинах и склонах плато, но и в ландшафтах низкогорий.

Техногеннные комплексы (города, водохозяйственные объекты, горнопромышленные комплексы), хотя и локализованы на относительно небольших площадях, тем не менее, оказывают очень сильное воздействие на окружающую среду. Природный блок таких геосистем преобразован хозяйственной деятельностью в наибольшей степени.

Наиболее сильные площадные трансформации в Азии испытывают ландшафты, используемые в земледелии и в скотоводстве (техногенные комплексы, хотя и отличаются коренными преобразованиями природной составляющей исходного ландшафта, в Азии занимают крайне незначительные площади). Сельскохозяйственные ландшафты пахотного типа, занимающие 17% территории, играют наиболее важную роль в обеспечении продовольствием огромного населения зарубежной Азии, насчитывавшего более 3,3 млрд. человек или более половины населения земного шара.

Комплексы, в которых доминирует сельскохозяйственное воздействие, принято называть агроландшафтными. При проведении средне- и крупномасштабных ландшафтных исследований выделяют агроландшафтные системы разного ранга - собственно агроландшафты, агроместности, агроурочища, а при районировании территории - агроландшафтные районы, провинции и даже зоны и подзоны.

В настоящее время агроландшафтные исследования стали одним из актуальных направлений современного ландшафтоведения [18; 19; 23; 25]. Не останавливаясь на деталях теории агроландшафтных исследований, можно считать общепризнанным, что сельскохозяйственные ландшафты (агроландшафты) представляют собой природно-производственные геосистемы, сформировавшиеся и функционирующие в результате взаимодействия сельскохозяйственного производства и природной среды. Поэтому в агроландшафтах традиционно выделяют две подсистемы - природную и производственную. От природной подсистемы зависят ресурсовоспроизводящие и средообразующие функции агроландшафта. Как правило, в агроландшафтных системах достигается высокая степень адаптивности форм землепользования и природного потенциала ландшафтов.

Делись добром ;)